МОСКОВСКИЙ ПАТРИАРХАТ
РОССОШАНСКАЯ ЕПАРХИЯ

Воскресенский Белогорский
Мужской Монастырь
ПОДАТЬ ЗАПИСКУ
О ЗДРАВИИ И УПОКОЕНИИ
СПРОСИТЬ СОВЕТА

Литературная страничка

Мария пещерокопательница

26.06.2016

 

Напечатано  на основе оригинала, изданного  в 1897 году в типографии  И.П.Иванова в г. Павловске-на-Дону


В Воронежской губернии, в Острогожском уезде находятся величественные Белогорские пещеры, привлекающие к себе православный люд из далеких краев нашей широкой России. Ископаны они в меловой горе, грозно возвышающейся над тихим Доном, и удивляют  своей величественностью, своим длинным протяжением - более двух верст, своей отделкой. 

При входе в эти пещеры, с северной стороны устроен храм во имя Св. Благоверного Великого Князя Александра Невского. Внутри пещер - келии затворнические и два гроба, высеченные в стене - пустые. На верху горы -  мужской Воскресенский Белогорский Общежительный Монастырь. В 1896 году  исполнилось сто лет пещерам.

Знаменитые эти пещеры вырыты некоей труженицей, простой и незнатной старицей Марией Константиновной Шерстюковой. Она большие труды положила и понесла великие подвиги  в копании их; отстояла их существование и из-за них много потерпела. С редким мужеством и с похвальной стойкостью преодолела все препятствия и преграды, встреченные ею при копании пещер.

Весьма   благовременно  будет   и полезно описать жизнь этой достопамятной жены и представить историю пещерокопания, чтобы показать, что и в наши, скудные верой и благочестием времена являются личности, есть труженики и рабы Божии, мало миру известные. Сведения обо всем этом будут заимствованы, главным образом, из книги "Белогорские пещеры" (1889 г.) и из живых еще рассказов, заслуживающих доверие.

Мария Константиновна Шерстюкова родилась в г. Бирюче той же губернии в 1740 году. Отец ее, Константин Босой, был малороссийским казаком. Когда в 1756 году вышло положение о том, чтобы слободско-украинские казаки были переименованы в войсковых жителей и были прикреплены к земле, этот казак перешел в слоб. Белогорье Острогожского уезда со своим семейством, из 5 душ состоявшим, в коем Мария была старше всех. Недолго  он  там  жил, помер, оставив  семейство  не  пристроенным и в бедности. Мария  выходит  замуж за   Самуила Шерстюкова, но несчастливо  было ее замужество. Муж ее был пьяница, не   радел о своем доме и семействе, в разгулах дни и ночи проводил. Мария сама должна была промышлять себе кусок насущного хлеба, питать свое семейство, поддерживать дом. Трудно было ее положение, горька была ее доля, и она долго боролась со своей участью честно, по-христиански. Наконец, с горя, с отчаяния стала и сама вкушать это горькое одуряющее питье, сначала, чтобы залить, так сказать, горе, а потом и совсем втянулась в пьянство и стала пить заодно с мужем. Умирает ее муж, но это ее не вразумило, не остановило, а еще развязало ей руки, открыло  полную свободу. Раздав детей по людям - кого в услужение, а кого в усыновление - она предалась полному разгулу страстей. Не о чем и не о ком ей было заботиться, и она дни и ночи проводит в пьянстве и беспутстве. Скоро были с рук спущены дом и все имущество. Некому Марию было поддержать, некому остановить. Сама она была в летах,  не первой молодости, ей было уже за 50 лет. Но кто предался какой-либо страсти, может ли свергнуть с себя иго ее? Страсти впиваются в плоть и кровь и овладевают всеми силами души человека, так что человек, предавшись какой-либо страсти, не может и бороться с ней, а тем более избавиться от нее. Страсть, вкоренившаяся невольно или насильственно, влечет человека к своему удовлетворению. Нужно прибегнуть к Богу, нужна всесильная помощь Божия  в борьбе против страсти. Никто Марию не удерживал от пороков, никто слова спасительного ей не сказал. Мария, поработившись страстям и порокам, сделалась публичной, позорной, бесчестной и презренной для всех женщиной, так что и ее поклонники и соучастники, с кем она делила разгульные дни и ночи, мало-помалу все отшатнулись от нее.

Осталась теперь Мария одна со своими страстями и пороками, не к кому было ей приклониться, и неоткуда ей было достать куска хлеба, осталось умирать с голоду. Таковы всегда последствия пьянства и распутства и вообще порочной жизни - всякая страсть, всякий порок, привлекая к себе человека, обещает ему всегдашнее веселье  и  одно  блаженство, когда  же  овладеет  человеком, то   не только не дает чаемого блаженства, но еще приводит в крайнее бедствие и страдания. То было и с Марией.      Но Мария нашлась, что ей делать, как поправить свое состояние. В Божественном Писании сказано: Грешникъ, пришедъ во глубину золъ, нерадитъ. (Притч. 18, 3) Не думает о том, что его ждет неминуемая гибель, и не старается от нее избавиться, но, прилагая грех ко греху, беззаконие к беззаконию, все дальше и глубже идет в погибель. Так сделала и Мария.Велики и тяжки были грехи Марии, которые привели ее в крайне бедственное положение и влекли ее неминуемо к вечной погибели. Надо было бы одуматься тут, нужно б остановиться, но Мария не остановилась - пошла дальше. Она стала ворожить, колдовать, составлять разные снадобья, приворачивать людей, чтобы иметь ей откуда-нибудь кусок хлеба и добывать на губительное питье.  Казалось, не было никакой надежды на поворот Марии с пагубного пути ко спасению. Отвратилась она совершенно от Бога и вся предалась врагу рода человеческого. Но благодать Божия не оставляет человека в жизни сей до самой   последней минуты жизни. Она ловит и ищет человека - грешника на всяком месте и при всяком положении и состоянии, чтобы обратить его ко спасению. Только эта спасительная благодать не всегда ко спасению человека употребляет чрезвычайные действия, небесные явления, сверхъестественные чудесные вразумления, как было с Апостолом Павлом, с Корнилием сотником и другими многими, но весьма часто действует на грешника, к его вразумлению и обращению, обстоятельствами жизни благими и радостными или скорбными и трудными; это последнее сбылось и на Марии, как мы дальше увидим. Когда она стала ворожить, колдовать, составлять разные снадобья, то для составления снадобья  собирала разные травы и за этим  ходила по горам и лесам. Ее видят днем и ночью в лесу с каким-нибудь зельем, ее встречают и по горам с какими- нибудь кореньями. В народе пошли про Марию разные толки, худая слава. Ее стали бояться, как какого-либо страшилища, от нее убегали при неожиданных встречах,  и никто не входил с ней  ни в какие  сношения, ни в какие сближения. Таким образом, положение Марии  сделалось  хуже  прежнего. Теперь от  нее  все  убегают   и боятся встречаться.

С одной стороны - несносная досада, что все ее презрели, а с другой - безнадежное будущее положение глубоко потрясали ее сердце и она не знала, что ей делать, ей было за 55 лет. Тут-то благодать Божия спасительно на нее и воздействовала. Мария пришла в раздумье, взглянула на себя, на свою жизнь и увидела, что она великая грешница, что все дела ее мерзки и отвратительны и ей самой противны, и что виной такого положения - общего     презрения -  она  сама  своими пороками и нечестием, и что, наконец, один ей исход, одно спасение - оставить нечестие и пороки.

Так благодать Божия открыла глаза Марии и просветила ее. Очувствовавшись и пришедши в истинный разум, отверженная и презренная всеми Мария уже не искала никакого сближения и общения с людьми, она даже удалялась от мира, от шума людского. Ее привлекали горы и лес, где осияли ее первые лучи  благодати и где она глубже входила в себя, в свою душу  и яснее сознавала и видела свою греховность и виновность пред Богом. Она стремилась в лес, учащала свои путешествия на горы только не за отравой или пагубным зельем, как было прежде, но для врачевания души чрез раскаяние, для успокоения духа и возвращалась оттуда в обновлении духа. Благодать Божия, как закваска в тесте, незримо для человеческого ока перетворяет человека в нового сначала в духе. То было и с Марией. Мария в глазах людей такая же грешница и беззаконная, какой ее прежде знали, но она в духе и в душе иная, новая. Она грехи возненавидела свои, она думает об очищении и заглаждении грехов. Возлагая свою надежду на Спасителя в прощении грехов, она думает и ищет какой-либо подвиг, какой-либо труд понести в наказание за грехи. Она уже положила пойти в Киев, чтобы там раскаяться во всех грехах и испросить какое-либо наказание за грехи или епитимию  для успокоения совести. Действительно не медля, не отлагая далеко, Мария пошла пешком  в Киев, это было в 1795 году. В Киеве, ходя по пещерам, она удивлялась великим подвигам, понесенным Киевскими Святыми в копании пещер, желала и сама взять на себя трудный такой подвиг за свои грехи.Она рассуждала: если Святые угодники Божии - праведники такой труд несли, то тем более ей, великой грешнице, нужны большие труды в измождение плоти в наказание за грехи, и у нее родилось сильное желание рыть пещеры. По устроению промысла  Мария избрала духовником Иеромонаха, который родом был Воронежский. Искренно и чистосердечно исповедуясь, и не раз, и слыша от духовника наставление и заповедь молиться, поститься, скорбеть и плакать обо всем содеянном, Мария не удовлетворялась тем, она просила духовника назначить какое-либо трудное дело за грехи, просила благословить ее рыть пещеры. Узнав о ее желании, духовный отец благословил ее на такой трудный подвиг - копать пещеры, сам указал на Белогорские горы, про которые он знал, как Воронежский. Мария, как бы от Бога, приняла от духовника такое назначение - копать пещеры, приняла с великим горячим усердием.

Помолившись, очистившись от грехов молитвами покаяния и причащения, обновившись в душе и во всем поведении, Мария возвратилась назад весной 1796 г. Скоро, не теряя времени, помолившись Богу, призвав на помощь Киево-Печерских угодников, она приступила к своему подвигу трудному и спасительному.

Избрав место и ознаменовав его крестным знамением, она ударила заступом о меловую скалу, и таким образом положила начало пещерам, столь дивным и чудным. Есть предание, что Мария сначала не тут начала копать пещеры, где они существуют теперь, но несколько выше, а вскоре после в видах большего удаления  от мира, перешла на настоящее место.

Скоро огласилось в окрестности, что Мария Шерстюкова, известная бесславным  своим поведением, начала копать пещеры. В народе пошли разные толки и разные суждения. Кто смеялся над ней, как над безумной, кто ругал и поносил, кто приписывал   какие- нибудь худые цели, корыстные виды. Но были люди, которые не так взглянули на это дело Марии: на Марию смотрели не как на безумную, потерянную или злохитрую женщину, но усматривали в ней перемену на лучшее, в ее  необычайном  предприятии видели ее доброе намерение и благую цель потрудиться ради спасения души, за тяжкие грехи понести трудный подвиг. Сии последние скоро начали оказывать сочувствие святому делу Марии: они сами принимали участие в великом труде ее, приходили со своими лопатами и заступами, приносили туда пищи для себя и для Марии, трудились, и дело копания пещер пошло скоро. Пещеры углубились в землю, куда не мог проникать луч солнца. Люди добрые приносили восковые свечи и освещали подземелье. Но когда зажигались для работ свечи, то считали долгом прежде Богу помолиться и тогда уже приниматься за работу. Соседние народы приносили туда и иконы, расстанавливали их по пещерам и ставили перед ними свечи.

Далее дело Марии - копание пещер - сделалось общим делом окрестного населения. Труд великий, труд спасительный, труд святых избранников привлек сердца соседних жителей. Кто только мог оторваться от дела своего - мужчины, женщины, дети - все спешили на дело святое, никем не побуждаемые, и всякий старался более другого сработать в той уверенности, что за то более награды от Бога получит. Нужно было одному кому давать направление, где какое требуется, указывать углубление, подъемы, по надобности  так же рукава, ниши -  нашлись и на это люди, которые без научных способов в подземелье определяли направление пещер и степень углубления с полным пониманием дела, с верной расчитанностью и сметливостью. Бог умудряет слепцы. (Пс. 145, ст.8).Пещеры принимали разные направления на Павловск и Белогорье, к Югу и Северу, и    иногда пробивалось отверстие к Дону, чтобы выкидать мел, что скорее и легче, чем выносить его чрез все пещеры. Такой изумительный труд происходил, такая мудрая работа производилась без всякого препирательства, без всяких споров и взаимных упреков, тихо, спокойно, в молитвенном настроении духа, несмотря на то, что многие десятки были трудящихся. Мария была путеводительницей во всем, ее голосу повиновались все.

Проходит не один год. Слава про пещеры расходится далеко-далеко. Но потом судьба пещер переменилась. Четыре года шло спокойно, невозбранно копание пещер, после этого дело стало встре чать препоны и остановки, закрывались входы в пещеры, становились караулы, которые разгоняли копателей, а Мария подвергалась суду и истязаниям - и это неоднократно. Особенно 1807 год был тяжел для пещерокопательницы Марии. По доносу местной полиции Острогожский Суд решил отобрать все иконы из пещер, засыпать вход в них, разгонять народ собирающийся, а Марию представить в Суд. Думали, что тут покончится судьба пещер. Марию обвиняют в преступных целях и видах, что она роет пещеры как бы из корыстных видов и посевает в народе суеверие и раскол. Но суд ничего не нашел в Марии преступного, за что бы ее судить и подвергнуть наказанию, и оставил дело без всяких последствий. Отпустив Марию свободной, суд запретил только копание пещер.

Мария явилась на свое место к пещерам, и все ожило. Полиция местная, долго и зорко следившая за копанием пещер и разгонявшая всех, приходящих к пещерам, не могла постоянно держать посты караула и оставила их. А этого только и ждали: дело опять закипело, разрываются засыпанные ходы, сходятся окрестные жители, опять нанесли икон, свечей и быстро пошло копание пещер и беспрепятственно. Епархиальное и губернское начальство как бы сознавало, что оно не в силах остановить копание пещер. Хотя полиция нередко разгоняла копателей, но это не вредило делу и не могло остановить его. Мария теперь помышляет о храме, чтобы в пещерах его построить. Но на что же и как строить? Мария надеялась на одного Бога - и надежда ее не обманула. Между тем на Марию надвигалась грозная туча, наступала большая опасность. До 1813 года ни епархиальное, ни гражданское начальство не предпринимало ничего решительного по отношению к пещерам. Но затем то и другое ведомства решились довести до сведения высшего Начальства о пещерах. В 1814 году в Епархиальных полугодичных ведомостях было отмечено, что близ слободы Белогорье вдова Мария Шерстюкова издавна роет пещеры, рассевает семена суеверия, производит своевольно продажу свечей. В таком смысле и духе Гражданское Начальство рапортовало про пещеры по своему Ведомству. Думали, что теперь окончательно решится участь пещер: Их прикажут непременно засыпать, а основательницу засадят в тюрьму. При этом случилось еще такое обстоятельство. В это время Преосвященный Епифаний Епископ Воронежский освящал Преображенский Храм в слободе Белогорье и касательно пещер сказал, что ему пришло верное известие, что последовало ВЫСОЧАЙШЕЕ повеление упразднить Белогорские пещеры и их основательницу предать суду. Тяжело отозвались такие слова на сердце Марии, но она терпела, считая себя достойной за тяжкие грехи больших напастей и скорбей и всю надежду возложила на Бога, предалась во всем воле Божией.

Действительно, опасность большая наступала. В 1817 году Комитет Министров донес государю Александру Благословенному, что "Воронежской губернии, в Острогожском уезде недалеко от слоб. Белогорье одна казацкая вдова Мария Шерстюкова более 10 лет продолжает рыть пещеры, проводит разные суеверные толки в народе, чинит своевольную продажу свеч; при этом Комитет прибавил, что это дело поступило в Синод только с 1813 года, на семнадцатом году существования пещер". Так было донесено Царю о пещерах, так была очернена Мария! Чего ожидать было от вседержавной  воли императора, как не грозного окончательного решения участи пещер и самой пещерокопательницы. В тех видах  и было представлено дело о пещерах Государю. Но где враг думал восторжествовать, там посрамился. Благочестивый Царь выслушал донесение Комитета, не изрек карательного слова на пещеры, не определил какого-либо наказания как бы распространительнице раскола и суеверий. Бог иное вложил Царю в сердце, которое все в руках Божиих. Он милостиво спросил "а имеет ли Епархиальное Начальство  несомненные  данные, по   которым   видно  было,   что старуха Шерстюкова стала рыть пещеры для распространения суеверий и раскола, или для наживы? Не с другими ли благочестивыми целями она начала это дело копания пещер и продолжает его". Когда же Комитет доложил, что дело о Белогорских пещерах представлено в Синод в виде сообщения без всякого расследования, то Благочестивый Царь заметил: следовало бы   Епар- хиальному начальству глубже вникнуть в дело о Белогорских  пеще рах и точно узнать, в каких видах и с какими целями Мария Шерстюкова  начала рыть  оные  пещеры. Вследствие    чего Государь Император повелел Министру снестись немедленно с Воронежским Гражданским Губернатором и требовать удовлетворительных сведений для представления на Высочайшее усмотрение. Государь выразил желание, чтобы Губернатор "вошел в положение старухи и что нужно для нее сделал, чтобы она безбедное имела пропитание, и чтобы он лично от нее узнал, чего она хочет". Из сообщенного отзыва Гражданского Губернатора явствует, что учредительница пещеры семидесятилетняя старуха Мария Шерстюкова начала рыть оную с лишком 20 лет назад единственно для понесения трудов, из благочестивого желания подражать труженикам, с каковыми ее действиями не сопряжено ни суеверия, ни раскола. Она не ищет никого и ничем не привлекает к себе; приходящие из любопытства, также и для богомолья иногда приносят ладан и свечи, которые нужны как для освещения ходов в разных отделениях пещеры, всего на 299 аршин (212 м) простирающейся, так и для зажигания пред св. образами, в некоторых отделениях поставленными; а иногда    сама Шерстюкова   делает   свечи и, отдавая приходящим для обхода с ними по пещере, получает, без всякого требования за оные, деньги, также и из благотворящих ей вещей, деньги и съестные припасы. Остатки свеч отдает в церковь Св. Троицы близ Белогорья, избытки же приношений употребляет на пропитание себя и родственников, продовольствует богомольцев, имеющих нужду в пище или одежде, поправляет бедным дома и даже новые строит; испрашивать же подаяния она никого не посылает; разве кто мимо ее ведома, под ложным предлогом ее препоручений собирает на освещение пещеры. Его Императорское Величество, не находя по сему никакого суеверия или раскола, но паче относя действие старухи Шерстюковой к подвигам набожности, Высочайше повелеть соизволил: 1)Вход в пещеру оставить свободным для продолжения трудов;2)Согласно просьбе Шерстюковой устроить в оной  небольшую церковь по приличию;3)Предоставить Его Преосвященству, по сношению с Гражданским Губернатором, рассмотреть, на каком основании можно привести таковое желание старухи Шерстюковой о церкви в исполнение, т.е. может ли она построить ее на свой счет, или потребуется пособие от казны, то какое именно, также в каком виде существовать сей церкви; 4) Обо всем том представить в свое время Св.Синоду на дальнейшее уважение". Вот он, Промысел Божий, вот она, чудесная Воля Его!

Для исполнения Высочайшего повеления была снаряжена в Белогорские пещеры комиссия из Павловского протоиерея Афиногена Печерского, Белогорского протоиерея Иоанна Ставрова и из Воронежского губернского архитектора Амвросимова. Когда комиссия, прибывши в пещеры, объявила Шерстюковой Высочайшее соизволение продолжать труды в пещере, Шерстюкова приняла эту милостивую волю Государя с подданническим благоговением и, сделав пред св. иконами несколько земных поклонов, просила Предвечного о ниспослании долголетнего здравия Всеавгустейшему Монарху и всей Императорской фамилии. В то же время она выразила желание, чтобы предположенная в пещере церковь была во имя Св.Благоверного Вел. Кн. Александра Невского.

Комиссия признала, что твердость мелового грунта, недальнее от входа местоположение пещеры, чистота и легкость воздуха делают удобным устройство здесь церкви.

Когда кн. А. Н. Голицын узнал, что Шерстюкова пожелала посвятить пещерный храм имени Св. Александра Невского, то ответил, что "в подобных случаях Его Величество принимает, что  сие делается из уважения к имени Государя Императора." Поэтому Марии предложено было, не имеет ли она расположения, чтобы устраиваемая в пещере церковь посвящена была имени Св. Троицы или в воспоминание Воздвижения Креста Господня, но если Шерстюкова остается при прежнем желании, то можно с нею согласиться, не употребляя при этом никаких убедительных увещаний. Мария действительно осталась при прежнем своем желании, с прибавлением, чтобы в иконостасе помещены были иконы Св. Троицы и Воздвижения Креста Господня. Епархиальное Начальство решило не устраивать  колокольни, не покупать ризницы и утвари, каковые могут быть заведены с течением времени благотво рителями: ризницу и утварь можно заимствовать из Белогорских церквей.

Августа 5-го Мария прошением просила местного Архиерея повелеть выдать Св. Антиминс и освятить храм пещерный 30 Августа, в день храмового праздника Александра Невского. В назначенное число освящен был храм, и в пещерах и в храме стала приноситься бескровная жертва.

Дивны дела твои, Господи!!! Простая женщина - неграмотная, бедная, беспомощная, всеми отверженная, презренная - совершила такое великое дело: без всяких средств преодолела столько препятствий, превозмогла столько трудностей! Кто мог ожидать этого? Не Божие ли это дело? Марии исполнилось теперь вполне желание: она ископала пещеры, устроен храм милостью Царской и приносится там бескровная жертва. Служение же исправляли до учреждения там штата своего  сначала священнослужители слободы Белогорья поочередно.

Пещеры стали посещать богомольцы и многие из далекой России, чтобы помолиться и походить по пещерам. Много стало приходить сюда людей совсем на жительство. Призрел Господь на труды Марии, избрал ее пещеры местом селения славы своей, принял ее покаяние! Велика ее радость, теперь ей уже ничего не нужно. Она теперь радуется и думает о смерти, будущей жизни, она готовится к смерти, ей уже 80 лет. Не забывала она и прежде, бывши в силе и здоровье, что смерть - неизбежный удел ее, как и всякого человека, и что смерть, как тать,  приходит неожиданно, а потому она уже давно высекла себе гроб в пещерах в стене, чтобы там ей быть погребенной. Только Господь не судил быть по ее желанию.

Пещеры и теперь не перестают рыть усердствующие: они все прибавляют в даль и глубь. Мало этого - многие оставляли свои жилища и переселялись сюда на постоянное жительство, чтобы потрудиться. Таков был между прочими Богучарского уезда слободы Разковой  благочестивый старец из простого звания   Иван Алексеевич Тищенко, который был сотрудником и продолжателем трудов Марии и прибавил к вырытым пещерам, сколько до него вырыты Марией, именно 500 саженей. Означенному старцу нашлись еще сотрудники, которые ему вспомоществовали и по смерти его продолжали труды свои, так что теперь пещеры имеют протяжение более, чем на две версты. Из всех тружеников пещерокопателей замечателен был крестьянин Андрей Васильченко, в тайном постриге Антоний, славящийся своим благочестием. Он за несколько лет до смерти приготовил себе деревянный гроб, который и держал всегда в келье пред глазами для напоминания часа смертного. Он окончил здесь жизнь свою в 1876 году и погребен в ограде против алтаря Вознесенской церкви. Мария мало уже принимала участия в копании пещер. Силы ее видимо слабели, а потому редко даже выходила из своей меловой кельи. Она в виду близкой кончины молилась о грехах и постилась. В 1822 г. она едва могла ходить и с часу на час слабела. 22 июня 1822 года пещерокопательница  Мария  на  82 году     жизни своей скончалась после 25-летних неусыпных трудов и подвигов в пещерах. Вечная ей память!  Похоронили ее не в пещерах, как она желала, но на горе пещерной, а подле рядом с ней и сотрудника ее Ивана Алексеевича Тищенко, хотя и он сделал было себе гроб в пещерах. В 1872 же году был над их могилами поставлен храм во имя Вознесения Христова и так, что они покоятся под святым храмом; над гробами сделаны высокие надгробия и установлено неусыпное чтение псалтири. На псалтири и на панихидах первыми поминаются имена пещерокопателей Марии, Иоанна и монаха Антония. Всякий богомолец, пришедши в монастырь, считает первым долгом отслужить панихиду по пещерокопателям, поминая с ними и своих родителей. У каждого из окрестных в поминаниях записаны на первом месте пещерокопатели Мария, Иоанн и монах Антоний.

Дивен Господь во святых своих! Где умножится грех, там преизобилует благодать. (Рим. V., 20)

 Непобедимая грехами человеческими благодать блудного сына привела к раскаянию крайней  нищетой и бедствием на чужой стороне, Марию Египетскую недопущением или отторжением от   св. храма привела в чувство,  а сию Марию крайним безвыходным положением  и  всеобщим  людским  презрением   Господь  заставил  взглянуть на себя, на свою жизнь, и она увидела, в какую бездну греховную погрузилась она, и  пришла в сознание и страх и раскаялась.  Дивны судьбы Твои, Господи, слава Тебе! Спаси и нас, имиже веси судьбами, Господи!

Кончили мы рассказ о жизни пещерокопательницы Марии, извлечем теперь слово назидания себе из жизни ее.  Мария, будучи в молодых летах, держала себя в правилах христианского благочестия, была трезвой и незазорной жизни, с терпением – по - христиански - несла свой тяжелый крест, свою горькую долю. Достигши же старших лет 50, она ринулась в пьянство и во всякое нечестие. "Какое назидание, какой урок для нас! Всегда бояться греха, никогда на себя не надеяться, и не предостережение всем: Мняйся стояти, да блюдется, да не падет. (1 Кор. X., 12)

Одно только бережение себя от греха, одна     осторожность и удаление от всех поводов и случаев ко греху  спасает. Кто же не бережется, не удаляется от греха, не боится соблазна и падения, надеясь на себя, тот может впасть во всякий грех, сотворить всякое преступление. Свящ. история представляет поразительные примеры преткновений и падений тех, кои не думали и не ждали от себя того, что с ними случилось. Апостол Петр твердо и уверительно за себя говорил Спасителю: "Господи, если и все Тебя оставят, то я никогда, я готов в темницу и на смерть с Тобою". (Мф. 26, 33, 35) Смело взошел во двор архиерея, где нечестивый суд совершался над Христом и там трижды с клятвою отрекся от Христа Спасителя. Не остерегся царь Давид, засмотрелся на красоту чужой жены и прельстился ею, когда же прельстился, то впал с нею в блуд, а мужа ее велел военачальнику поставить на войне в опасное место, и он был убит. И так Давид в старости совершил два тяжких преступления, между тем, как молодым юношей он был органом Св. Духа, исполнен дара пророческого и помазан в Царя Израилю. Нужно помнить всегда, что мы посреди сетей ходим и наставление Апостола Петра: Трезвитесь, бодрствуйте, зане супостат ваш диавол, яко лев рыкая ходит, иский, кого поглотити. (1 Петр V., 8).

Он никогда не упустит случая   воспользоваться к  нашей  погибели, неосторожностью нашей или оплошностью.

Мария, когда предалась разгулу страстей, пьянству, распутству, пришла в крайне бедственное положение,  грех, лишив ее всех благ, привел в нищету и страдания. Ясно, что Марии следовало бы оставить греховную жизнь, возненавидеть грех, как источник всякого зла и бед, и обратиться к Господу. Но она, чтобы поправить свое состояние, пошла на больший грех: стала ворожить, колдовать и чары творить. Странное и непонятное дело! Грех привел человека в бедствие и страдания, и человек опять идет под покровительство греху! Грех лютейший во всех своих видах - враг и мучитель человека; каким же образом человек, испытывая от греха бедствия и страдания, не от него бежит, но прибегает к нему, как другу и благо- детелю!? От чего это так и почему так делается? Грех ослепляет человека и себя представляет только с хорошей стороны, а худую свою сторону всегда закрывает от человека. Он и входит в него путем мрака, т.е. когда ослепит своей прелестью. Праматерь наша не простерла бы руки к запрещенному плоду, если бы не омрачилась и не ослепилась льстивым обещанием, какого - то блага от греха: будете яко бози. (Быт. III., 5) Если мы внимательно присмотримся, как и когда человек решается и идет на грех, то увидим, что только тогда, когда ослепится каким-либо благом льстивым, который обещает ему грех. Когда же кто не поддается,  не поверит лести греха, тогда тот на влечение греховное будет отвечать «Како сотворю глагол сей злый и согрешу пред Богом». (Быт.XXXIX., 9) и не пойдет на грех. Грех входит в человека чрез ослепление его и вносит с собой мрак и темноту. Вследствие греха свет благодати Божией отходит от человека: кое общение свету ко тьме? Затемняется свет ума и сердца, так что человек смотрит на предметы неверно и судит неправильно, часто за добро зло принимает, и грех ему кажется благом. Таковые пагубные последствия греха обнаружились в Праотце Адаме, тот час, как он согрешил. У него мгновенно затмились понятия от того, что он хотел укрыться от Вездесущего и утаиться от Всеведущего и искал спасения не в раскаянии и обращении к Богу (Быт. III., 8, 12), но в  запирательстве, в самооправдании, в возложении вины на жену, одним словом  в грехе. Грех всякий раз, как входит в человека, вновь вносит в душу человеческую мрак и тьму, потому что, чем более грешит человек смертно и больше подвергается грехопадениям, тем более лишается света совести, более помрачается в разуме и в понятиях. Когда же кто совершенно поработится греху и живет нераскаянно, тогда его облагает полный мрак греховный, который затемняет у грешника главные вечные истины о Существе Божием, о будущей жизни, о вечном мздовоздаянии. Эти истины как бы не существуют для грешника, он их не признает или прямо отвергает, отвергает иногда и бытие Божие.

У нечестивого и порочного вообще духовного и вечного нет, он знает только одно настоящее - видимое. Вот почему человек, страдающий от греха или за грех,и мучимый тирански грехом, под покровительство греха идет, ищет у него спасения - он ослеплен грехом, не видит света, и грех, который человеку всегда показывает только хорошую для чувственности сторону, а худую закрывает, ему представляется благом и спасением. Божественное писание применяет таких прямо к слепым: Пойдут яко слепи, яко Господеви согрешиша. (Соф. 1.,17)

Впрочем, ежели бы человек, который предался грехам, и увидел обман греха, пагубу от него, и захотел бы оставить его, захотел бы обратиться к Богу и св. добродетели, то не может этого сделать, грех его не допустит. Грех обладаемого им облагает тяжкими оковами и держит в неразрешимых узах, так что человек не может сам исторгнуться из рук его. Всякий грех, входя в человека и не будучи ограничиваем им, или, не встречая со стороны его никакого препятствия, занимая или лучше усыпляя человека ядовитой сладостью своей, старается овладеть всеми силами души и тела, так, чтобы человек всегда ему служил и никогда не мог оставить его, а это очень удобно и легко, потому что человек, когда прельстится каким-либо грехом, весь ему отдается. Когда же овладеет человеком, тогда уже им управляет и распоряжается как рабом  и  крепко его держит в  своей власти. Заставляет думать и помышлять только о грехе, любить и желать только греховное и делать только беззаконное. О  Божественном и подумать не допускает, тем более желать и делать угодное Богу сильно возбраняет, и грешник против греха не может идти и не может ему противиться. Он делает всегда угодное греху и живет только для греха. Всяк, творяй грех, раб греха есть (Ин. VIII., 34) - сказал Спаситель. Возрастая же или преуспевая более и более в греховной жизни, грешник становится , наконец, весь  грех  воплощенный, весь – струп  греховный, язва неисцельная. Все члены тела и сила души - орудия и вместилище греха. Уста глаголют ложь, злоречия, клеветы, осуждения, глаза исполнены зависти, ярости, любодеяния, и всякого похотения, руки творят всякие беззакония, злодеяния и неправды, сердце исполнено всегда желаний богопротивных, злобы, исполнено всякого сладострастия и отвращения от всего Святого и Божественного. Может ли такой, хотя бы и в меньшей степени грешник, вдруг оставить грех - греховную жизнь и пойти на путь добродетели и благочестия? Нет, из глубины страстей и из плена греховного человек никогда не может освободиться или избавиться. Всякая попытка, все начинания выйти из-под ига и владычества греха раздражают его, возбудят ярость и жестоко будут наказаны. Да! отдаться  греху, нажить привычку греховную легко и скоро можно, но отстать от греха, бросить худую привычку, увы, как трудно невозможно! Только всесильная благодать Божия может освободить и избавить от рабства греховного, если человек призовет ее и отдаст всего себя ее спасительному действию, а сам будет вести борьбу с грехом своим сильную и долговременную. Если же грешник так поражен и умерщвлен грехом, что не может обратиться к благодати  или не даст ей всего пространства в сердце своем, то и благодать не спасет его и он остается навсегда до смерти в плену греховном, по смерти же подвергнется вечному плену и нерешимым узам адовым и вечным мукам. «Огрубело сердце людей сих,- пишет об этих несчастных пророк Исайя (Ис. VI., 9, 10) ,-  и очи свои сомкнули, да не узрят и не услышат, и не обратятся, чтобы Я исцелил их». Такова неодолимая сила греха, когда он воцарится в ком!  Такова страшная пагуба, в какую он ведет людей! Как же поэтому надобно страшиться греха, этого самого опасного врага! Как удаляться и бегать! Если же по слабости случилось бы когда впасть в грех, особенно смертный, то нужно скорее к Богу прибегать и каяться, чтобы соделанный грех от времени не усилился и не овладел нами! Чем скорее, тем легче будет и безопаснее. Чем медленнее и дальше, тем будет труднее и опаснее. Наконец, из жизни Марии, как и других, подобных ей, видно, как велико и беспредельно милосердие Божие к грешнику! Как оно готово миловать всякого! Сколь глубоко не пал бы человек, как бы далеко не удалился от Бога, как бы тяжко не согрешил и не прогневил Бога, он, грешник, всегда найдет милость у Бога, будет прощен, будет помилован, лишь бы только обратился ко Господу и принес раскаяние. Сам Он милосердный всех зовет к Себе грешников. Так, чрез пророка Исайю, вещал Он к Израильскому народу, служившему иным скверным богам: Обратитесь ко мне и спасетесь (Ис. 44, 22).Чрез пророка Иезекииля изрек: Не хощу смерти грешника, но еже обратитися и живу ему быти. (Иез. 33, 11).После сего как же не сказать нераскаянному грешнику из того же пророка (Иезекииля) слова сии Господа: вскую умираете доме израилев! Грешник! Зачем же тебе умирать? Зачем же ты идешь к смерти - смерти вечной? Обратись к Господу, чтобы быть живым, получить вечную жизнь! Бог, Которого ты тысячекратно оскорблял и прогневлял, не хочет тебя губить, желает тебе спасения, как же ты не желаешь его себе? От чего же ты не хочешь бросить грех? Не хочешь идти к Господу Спасителю? Может быть, ты не надеешься победить или перебороть грех, или тебя страшит лютость брани с грехом, от власти которого ты думаешь отложиться? Но мы не одни, с нами Спаситель, Ангел Хранитель и все небожители! Спаситель и все небожители всегда готовы нам помочь в борьбе с грехом, только обратитесь к ним - и  сильны победить всех наших врагов! И так проснись, грешник, опомнись, и иди с раскаянием к Отцу Небесному, подобно блудному сыну. Он с радостью тебя примет, и все небо возрадуется. Что же медлишь, что же не идешь к Господу? Что не бежишь от погибели?Ах! Твое нечувствие, и твое ожесточение, о котором выше сказано, тому виной. Бесчувствие и ожесточение - страшное состояние, верх зла, неисцельная язва, которой, в конце концов, грех поражает человека. Человек на краю погибели, в преддверии ада, но он того не чувствует, он покоится, спит непробудным сном, как бы ему ничто не грозит - нет никакой     опасности, или прямо идет на погибель и не хочет выходить из своего состояния! Это созрелый плод греховной нераскаянной жизни, грех последней степени, потому, что дошедший до такого состояния никогда не может обратиться к Богу, и не принесет истинного покаяния, а потому не будет прощен, и он, жалкий, -  верный наследник погибели вечной. Избави всех нас, Господи, от такого состояния.

В заключение всего сказанного о грехе, весьма уместно здесь поместить весьма назидательное рассуждение о грехе приснопамятного Иерарха нашей Российской церкви Преосвященного Иннокентия. Он спрашивает: "…какой, слушатели, враг у нас, самый первый и самый последний, самый злобный и самый коварный?» И отвечает: «… грех - это враг самый первый, ибо кто лишил нас образа Божия, изгнал из рая сладости, поселил на сей земле бедствий и печалей?»  Грех - это враг самый последний, ибо кто отлучит навсегда грешников в последний день от лица Божия, покроет их стыдом и проклятием пред всем миром и низринет во ад невозвратно на вечные мучения? Грех это - враг самый ужасный, ибо он губит душу и тело, омрачает ум, порабощает страстям волю, оскверняет сердце, подвергает нас болезням, предает смерти и тлению. Это враг самый коварный, ибо чего не употребляет грех к поражению и плену нашему? Употребляет и нашу силу, и бессилие, и наши страсти, и наши добродетели, употребляет даже бесценные заслуги нашего Искупителя, внушая грешнику, по надежде на них, бесстрашие и нераскаянность. По всему этому грех, как справедливо говорили Св. Отцы, ужаснее самого диавола, ибо и диавола из Ангела светоносного грех сделал духом отверженным. Судя по такой жестокости и коварству врага нашего - греха, надлежало бы ожидать, что мы будем крайне осторожны против него и постараемся брать заранее все меры против его нападений и лукавства, что сражение с грехом сделается постоянным и главнейшим подвигом всей нашей жизни. «Но посмотрите, - продолжает  тот  же Архипастырь, - на мир и род человеческий,  посмотрите на других и себя самих и увидите противное. Малая только, весьма малая часть людей ведет ту святую брань с грехом, какую бы всем и каждому вести надлежало. Другие,если начинают по временам сражаться с общим врагом, то только по временам, без твердой решимости победить или умереть, по сему скоро прекращают брань при первом малом успехе или неуспехе, забыв, что брань с грехом должно вести до конца жизни. Большая же часть людей и не думали никогда о том, что надобно сражаться с грехом, вместо ненависти к сему врагу и удаления от него сами ищут нападений и плена, сами идут в стан вражий, предают себя в его волю и требуют постыдных уз и приказаний со всей готовностью носить первые и исполнять последние". (Слово огласит., о грехе и его последствиях, 1844 г.)

Вот что такое грех по глубокомысленному рассуждению нашего витии церковного, и вот как человек относится к нему!

Настоятель Игумен Петр